Особого художника из Новороссийска ведет по жизни мама

Устроить персональную выставку 22-летнего «особого» живописца Владимира Атаганова, предложила преподаватель частной художественной мастерской «Горох-студия» Полина Горошкина. А мама Вовы, Елена, еще пару лет назад даже не подозревала, что у сына есть какой-то художественный дар. Его самобытные картины появляются только на занятиях, рассказала корреспондент газеты «Сова плюс» Светлана Добрицкая. И тут главное для педагога вовремя остановить начинающего живописца, чтобы он не нарисовал ничего лишнего.

Сам Вова не всегда может вовремя  это сделать, потому что для него важен не результат, а сам процесс – смешивать краски, водить кисточкой по бумаге…  Несмотря на свой возраст Вова был и остается ребенком.  У Вовы синдром Дауна, но в обиходе таких людей называют «солнечными». Они никогда не бывают агрессивны, очень ласковы и по-детски наивны.

— Ну, я не знаю, сколько лет можно ему дать, — говорит мама. – Мое дело — помогать ему развиваться и любить. Вот и все, что я могу.

За успехом особого  ребенка всегда стоит неведомый и незримый для большинства подвиг мамы. Но двадцать два года назад Елена Атаганова об этом не знала.  Она, преуспевающая деловая женщина, занимавшая высокие посты в городской администрации, ждала второго ребенка, и не подозревала, что его рождение перевернет всю ее жизнь.  Во время беременности она прошла все необходимые исследования, выполняла все назначения врачей,  ничего не предвещало больного ребенка. Роды прошли успешно, но прямо в родзале началось столкновение с реальностью.

То, что сказали ей врачи по поводу ее малыша, сейчас вспоминается как обрывки каких-то непонятных медицинских понятий – что-то про какой-то ряд, про порок сердца. В заключение упрекнули: кто вам вообще позволил рожать? В палате медики постоянно предлагали ей отказаться от ребенка, уверяли, что он нежизнеспособен, ходить никогда не будет, говорить никогда не будет.

Разумеется, вопрос об отказе даже не рассматривался в семье.

— Я тогда поняла, что помочь этому ребенку может единственный человек на планете – я, — говорит мама.

Поддержка семьи:  ее собственной мамы, мужа помогла Елене Атагановой не пасть духом.  Когда рядом близкие люди, то многое можно преодолеть.

У Вовы обнаружился  полный набор заболеваний, свойственный детям с таким диагнозом: тройной порок сердца, слабый мышечный тонус – у них растяжка как йогов,  предрасположенность к сахарному диабету, позже — речевое  и интеллектуальное отставание в развитии. Прогнозы были тяжелые. Когда Вове был месяц, его вместе с мамой отправили в детскую больницу, потому что малыш не набирал вес. Маму на следующий день попросили отказаться от госпитализции. Врач сказал: мы вам ничем помочь не можем, умирать будет тяжело, если что вызывайте «скорую». Прогнозировали, что мальчик проживет максимум год. Потом домой приходили патронатные сестры и тоже были категоричны: пишите отказ, выходите на работу, иначе испортите себе карьеру. Отношение медиков просто убивало.

Но мама делала все вопреки прогнозам. Каким-то непонятным чудом ей удалось устроить ребенка в Центр имени Бакулева на операцию, которая необходима детям с пороком сердца.  Тогда это была экспериментальная операция. Не все пациенты выживали после нее. Там в центре было видно, как накрытые каталки везли из реанимации в морг…

Для Елены хирурги Центра были как боги. Они не убивали веру, а поддерживали. И вот после операции Вова, который был одним из самых сложных пациентов, стал очень быстро восстанавливаться. Сейчас у сына нет серьезных заболеваний, которые представляют угрозу жизни.

-У меня было чувство, что кто-то взял меня за руку и ведет по жизни. Вера, что все получится, мне помогала. Мне очень повезло на встречи с людьми- профессионалами в нашем Новороссийске, где, казалось, никто не мог мне ясно сказать, что делать с таким ребенком, как лечить, как и чему учить, — вспоминает Елена Атаганова.

Например, педагог Нина Виктровна Скляр посоветовала ей заниматься с ребенком по методике Глена  Домана. Глен Доман разработал методику развития детей с первых дней жизни. Это такое специальное учебное пособие, которое помогает мозгу усвоить информацию об окружающих предметах и явлениях. Показывать карточки с соответствующими изображениями надо по пять минут в несколько подходов за день. Сейчас эти карточки легко скачать с компьютера, купить. А тогда их заказывали специально художнику,  рисовали сами. Благодаря карточкам, Вова знал еще до года 65 существительных, 5 глаголов, умел понимать и показывать названные слова.

С такими детками надо начинать заниматься как можно раньше. Потому что мозг до двух лет может очень продуктивно развиваться.

Еще одна из судьбоносных встреч была с Дилей Гафаровой.  Многие родители «особых» детей и сейчас помнят, что эта удивительная женщина изнчально руководила первым в и пока, пожалуй, единственным инклюзивным детсадом в городе.

Именно у  Дили Гафаровой и ее единомышленников родилась идея создать при дошкольном учреждении центр интегративного воспитания, в котором была служба ранней помощи, детский сад, начальная школа, медицинское сопровождение.  Предполагалось, что «особый» ребенок вначале проходит через консультативную службу ранней помощи. Его ресурсы развития определяют специалисты – медики, дефектолог, психолог, логопед. Чуть ли не с ноля лет малыш и его родители начинают в службе ранней помощи развивающие занятия один-два раза в неделю. Потом он занимается со специалистами уже в детсаду. Но при этом он ходит в инклюзивную группу, растет в среде детей-норма. После детсада такой ребенок идет в инклюзивную начальную школу, и там его тоже сопровождают специалисты, которые работали с ним чуть ли не с рождения. Вот такой был проект.

Для его воплощения в жизнь надо было обучить специалистов, приобрести оборудование. А деньги на эти цели не  предусматривались в городском бюджете. Тогда и появилась общественная организация «Благо». Ее учредителем  и президентом стала  Елена Атаганова, заместителем Диля Гафарова, которая была заведующей детсадом. Общественники выиграли несколько грантов, в этом непосредственное участие принимала Елена.  Впервые в Новороссийске дошкольное учреждение получило уникальные модули, развивающие пособия, тренажеры, сенсорную комнату, медицинское оборудование  и т.д.

Так началась история инклюзивного детсада, который вначале находился на Анапском шоссе, был затоплен во время наводнения, потом переведен на Стандарт. Потом для него построили новое приспособленное для особых деток здание на набережной. Теперь это детсад «Гармония». Путь к нему был сложен. За всем этим стоит поиск партнеров, переговоры с ними, встречи с чиновниками, которых надо было убеждать, что  «особый» ребенок – это просто ребенок, которому нужно получить от государства все то, что оно может ему дать. Елену не понимали. Говорили: вы спекулируете детьми-инвалидами, прикрываетесь ими, чтобы своего добиться; у нас и дети-норма не имеют того, что вы просите…  Это сейчас , годы спустя, общество начинает понемногу поворачиваться к тем, кого называют инвалидами. А тогда не все удалось. Но получилось очень многое.

Вот так в какой-то степени, благодаря, в том числе, и Вовиному появлению на свет, в Новороссийске, был создан инклюзивный детсад . К тому момент у, как Вова закончил его, у Елены, как она признается, больше не было  сил двигать общественную организацию. Преемника не нашлось. Она закрыла «Благо» и передала все оборудование дошкольному учреждению.

Вова пошел учиться в коррекционную школу № 9, не в ту, которую мечтала создать его мама. Но тем не менее она очень благодарна учителям.

После того, как школа оказалась позади, Елена опять же совершенно случайно узнала о существовании общественной организации «Дети – лучики» для таких вот мальчишек и девчонок  с синдромом Дауна, там для ее воспитанников проводят занятия. Очень боялась, что великовозрастного Вову туда не примут. Взяли без проблем. И теперь у Елены есть немало единомышленников.

Тогда же начались занятия в частной художественной мастерской у Полины Горошкиной, которая открыла  у Вовы незаурядные способности.  Вот как это произошло.

— На групповых занятиях, где присутствуют несколько детей, я показываю шаблон будущего рисунка и объясняю, что делать. Вова не всегда выполнял мои инструкции в точности, он иногда по-другому смешивал цвета или экспериментировал с формой, — рассказывает Полина  Горошкина.

Однажды накануне Нового года все должны были нарисовать елку с игрушками. Вова так увлекся разукрашиванием елки, менял по-своему палитру цветов,  что на занятии не осталось времени нарисовать игрушки. Но стало ясно, что игрушки тут и не нужны. Елка сама по себе очень хороша.

Интересная история вышла с портретом папы в Вовином исполнении.  Он рисовал по памяти, как всегда интересно подбирая цвета. Когда рисунок был готов, педагог его сфотографировала. Но Вове что-то в нем не понравилось, и он продолжал  водить кисточкой. Через некоторое время изображение исчезло и под красочными разводами.  И теперь о нем напоминает только фотография, сделанная Полиной.

Остальные работы Вовы до выставки она никому не показывает. Но увидеть их можно будет совсем скоро. Вернисаж особого художника состоится 9 октября в 15.00 во Дворце культуры (бывший кинотеатр «Украина»). Вход свободный.

Светлана Добицкая.

Добавить комментарий