Сколько деревьев в новороссийском парке Фрунзе принесли в жертву архитектуре

Семь десятков деревьев и кустарников, которые уже погибли под пилами при реконструкции парка имени Фрунзе, — это много или мало? Жители кричат: караул! Новороссийцы уверены, что таким образом потихоньку уничтожается зеленая зона в центре города. Однако специалисты архитектурного бюро «18/38» считают, что подобная вырубка не повод волноваться, она все равно дает возможность максимально сохранить парк, сообщает журналист газеты «Сова плюс» Светлана Добрицкая.

Ландшафтный архитектор Людмила Демина, вместе с которой я стояла у забора, отделяющего строительство-реконструкцию от открытой для прохода набережной, старалась доказать мне, что пространство 1-й очереди парка даже после реконструкции останется тенистым.  Через отверстия в заборе это можно было разглядеть.

Вообще-то инициатива показать, что происходит в парке, исходила от архитекторов.  После того, как в соцсетях прошла информация о вырубке 76 деревьев, руководитель архитектурного бюро Каспар Каспарьянц был готов поделиться всей информацией с журналистами. Встреча с ним не состоялась, потому что он уехал в командировку. Но мы договорились с сотрудником бюро, архитектором Ильей Букановым о встрече у парка. Хотелось, чтобы мне показали на месте, где появятся новые лавочки, где проложат тротуар, как пройдут новые дорожки. Но когда я подошла к назначенному времени, оказалось, что Илья на совещании, а в течении 20 минут ко мне подойдет ландшафтный архитектор Людмила Демина. Людмила не имела права проводить мне экскурсию по стройке. Поэтому оставалось только созерцать через огромные отверстия в заборе пеньки деревьев, рабочих в касках, вырытые траншеи.

Но у Людмилы в руках была очень четкая подробная схема, на которой отмечено, где что вырубят, где что посадят, и т.д. Я попросила эту схему для публикации, чтобы новороссийцы смогли оценить масштаб перемен. Но схему она мне дать не смогла, посоветовала обратиться в муниципальное предприятие «Парки города Новороссийска».

Вся эта предыстория для того, чтобы была понятна степень открытости архитекторов для новороссийцев. И  что иного варианта, нежели стоять у забора, не было. Через ограду было видно, что на месте зеленой зоны заливают фундамент. Здесь будет построено административное здание. В нем будет некий центр управления парком: полицейский пост, туалет, подсобные помещения помещения, где будет храниться садовый инвентарь и т.д. На месте строительства росли робинии-псевдоакации. Разумеется, их вырубили.

— Но они уже были повреждены, когда к соседнему зданию прокладывали коммуникации, — утверждает Людмила Демина. – Были нарушены корни и крона.

Соседнее задние – это ТЦ «Черноморский», то самое четырехэтажное строение на новой набережной, которое вначале планировали отдать под апартаменты, а после запрета губернатора перепрофилировали в офисно-коммерческую недвижимость.  Лично у меня как у простого обывателя возник вопрос: почему нельзя было выкупить у владельца четырехэтажки часть площадей под хозяйственные и административные нужды? Ведь территория  парка начинается буквально через десять метров от торгового центра. Тогда бы и административное здание строить не пришлось, и может быть, даже поврежденные робинии выжили. Но этот вопрос, конечно, не к архитекторам, а к властям.

Как пояснила Людмила Демина, все насаждения перед началом реконструкции пересчитали. На первой очереди росло 458 деревьев и кустарников. Если в процентном соотношении, то из них примерно 60 процентов  — деревья, 40 процентов кустарники. Удалению, по словам ландшафтного дизайнера, подлежали 74 растения. Всего под вырубку отправили более 16 процентов насаждений.  Причем, опять же по данным архитектора,  только 20 из них – сухие и старые, пораженные  гнилью. Их надо было обязательно убрать. У тополей стволовая гниль доходила до корней. Деревья были наклонены, некоторые в аварийном состоянии.

А остальные 50 надо было вырубить просто по проекту.  И 41 дерево и 9 кустарников вырубили. Так что выходит, в жертву архитектуре  уже было принесено более 10 процентов живых и здоровых растений.

Но тогда получается, что за судьбу оставшихся 384 деревьев и кустов можно не переживать? Но нет, не все так просто. Сохранят «по месту жительства» только половину того, что росло изначально. На своих местах оставят 228 экземпляров, а 156 подлежат пересадке.

Что касается пересадки, то не факт, что все пересаженные растения ее переживут. Как рассказал безусловный авторитет для новороссийцев, биолог Дмитрий Вехов, при пересадке всегда есть потери. При самом оптимистичном варианте погибает до 20-25 процентов растений.  — Компенсацию проводят, беря за основу проектную рубку, — поясняет ландшафтный архитектор. – То есть, компенсировать необходимо 41 дерево и 9 кустарников.

Вместо 41 дерева на первой очереди парка высадят 60 деревьев. Так, хвойные породы сосна и туя, а также робиния, орех и каштан будут заменять соснами итальянской и крымской, лохом узколистным. Срубленную алычу и тополь заменят боярышником и вишней мелкопильчатой. Насколько эта замена равноценна?

А 9 кустарников заменяются аж на 633 лиственных кустарника и на 167 хвойных. Где и как они поместятся, можно было бы рассмотреть и представить, имея под рукой схему, которую архитекторы не хотят представлять на всеобщее обозрение.

Людмила напомнила, что дополнительно будут высаживать полукустарники  — 346 штук. Впрочем, зверобой, лаванда, перовския и сантолина – это все прекрасно поместится на клумбах. Для них много места не требуется, как и для 126 карликовых деревьев.

Посадки будут осуществлять ближе к осени, обещает Людмила Демина, в период холодного сезона деревья и кусты лучше проходят адаптацию. Деревья посадят уже рослые.

Но тем не менее, вся эта «компенсация» крупных размеров будет еще приживаться и расти, и неизвестно, когда можно будет отдыхать под сенью этих деревьев. Ведь им не год и не два нужны, чтобы войти в силу.

Обещания архитекторов звучат,  конечно, обнадеживающе. Но я все-таки пытаюсь выяснить у Людмилы, почему уничтожение 50 деревьев и кустарников называют максимальным сохранением растительности.

— Да потому, что уже сейчас, когда мы провели рубку по первой очереди, мы можем наблюдать (из-за забора – прим. ред.), что существенных изменений не произошло, даже визуально. Видно, что центральная  аллея не изменилась,- слышу ответ..

И все-таки новороссийцы не готовы согласиться с архитекторами. Ведь  и в том, старом, еще не реконструированном парке, с зеленью и тенью было не густо. Уже тогда горожане сетовали, что деревья постепенно вырубают.

Светлана Добрицкая.

Добавить комментарий