Покончил с собой полковник ФСИН, ранее руководивший ведомственным санаторием в Новороссийске

Появились  подробности самоубийства Виктора Свиридова после оглашения ему приговора в Чертановском суде Москвы, . Как оказалось, ранее он засветился и в Новороссийске.

Загадочный суицид случился неделю назад 12 февраля.  Полковник ФСИН Виктор Свиридов был признан виновным в вымогательстве в особо крупном размере — десяти миллионов рублей у экс-замдиректора ведомства Александра Сапожникова.

Почему подсудимому позволили пронести в зал суда оружие?

Во ФСИН Свиридов занимал «хлебный» пост начальника транспортного управления, ведая госзакупками. «Это – круто, – объяснил «Царьграду» на условиях анонимности эксперт. – По сути, через него проходили все закупки спецтехники и служебных (в том числе персональных) автомобилей для управлений ФСИН по стране. Госзакупки, тендеры и так далее. Чтобы получить новый транспорт (и все хотели, разумеется, получше), надо было решать вопрос в его конторе».

Правда, продержался в этой конторе полковник недолго. Виктор Свиридов покинул место руководителя транспортной структуры ФСИН, его перекинули заниматься привычным делом – налаживать работу ведомственной базы отдыха «Волна» в Новороссийске, но и там он надолго не задержался. А курировал его деятельность как раз генерал Александр Сапожников, замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний,  несколько лет назад уволившийся со службы

Однако и на базе Свиридов проработал недолго и потом так и не нашел доходного места. А вот Сапожников пошел в гору, устроившись директором Всероссийского центра карантина растений (ВНИИКР). Прозябая на должности директора гаражного кооператива, Свиридов встретился с Сапожниковым в кафе, чтобы обсудить создание совместного предприятия.

«Когда мы уже хорошо выпили, Сапожников мне говорил, как он недоволен работой, что ему тяжело живётся, что на него обижены люди, но он не понимал, за что именно, – объяснял в суде Виктор Свиридов. – Личного и секретного он мне не рассказывал, просто делился наболевшим. Может быть, именно эта мимолётная слабость могла послужить причиной, из-за которой он затаил на меня что-то… »

Однако у Александра Сапожникова другой взгляд на эти события. «26 февраля (2019 года) после обеда мне позвонил Свиридов на мобильный и сказал, что у него появилась информация, касающаяся меня, вопрос серьёзный, надо встретиться», – рассказывал свою интерпретацию событий генерал. По его словам, Свиридов сказал, что во ФСИН точат на Сапожникова зуб и он берется уладить проблему за 10 миллионов рублей.

К следующей встрече генерал подготовился, захватив с собой диктофон. Финальный этап «общения», на которое генерал явился вместе со своим юристом, состоялся в кафе возле станции «Выхино». При передаче денег (часть пачек оказалась «куклой») Свиридова задержали оперативники УВД по ЮВАО.

Изначально в отношении него возбудили дело по статье «Мошенничество», затем  переквалифицировали обвинение на «Вымогательство».

У 71-летнего Свиридова была онкология, врачи отводили ему год жизни, и при таком прогнозе из тюрьмы он бы уже вряд ли вышел живым.

Мы рассчитывали, что суд применит ст. 81 УК РФ («Освобождение от наказания в связи с болезнью») и освободит его от реального наказания, поскольку такой диагноз является основанием для этого», – признался адвокат Свиридова Александр Котельницкий. — Он не ожидал реального наказания, но и не был в подавленном настроении. »

При этом Свиридов был готов и худшему варианту, иначе б не подготовился к роковому шагу. Захватив на оглашение приговора то, что привело его к гибели, он придумал отвлекающий маневр: когда зазвонил на входе металлоискатель, Свиридов извлек из кармана фляжку со спиртным, безропотно вышел на улицу и вылил ее содержимое. Второй раз его уже не досматривали.

«Конечно, приставы на входе наверняка знали, какой идёт процесс, понимали, кто именно проходит, и тут полковник, опытный человек, прекрасно учёл психологию: это как поддавки – сам признаёшь что-то и соглашаешься пойти на жертвы («Эх, жалко выливать, коньячок-то хороший, дорогой, но ладно – правила есть правила!»), зарабатываешь доверие с примесью сочувствия («Извините, ничего поделать нельзя»), и всё, задумка удалась», – объяснил бывший сотрудник ФССП Роман К.

Не исключено, что у полковника были и запасные варианты. «Например, договориться с кем-то из сотрудников суда, чтобы спрятать запрещенный предмет в любом помещении, – считает экс-оперативник правоохранительных органов Сергей Котов.

Добавить комментарий