Под Новороссийском семья «усыновила» очаровательного алкоголика- бомжа

На хуторе Горном семья спасателя Алексея Ефремова взяла под опеку бывшего бомжа. Как удается строить отношения с дедушкой, который очаровывает своими шуткам и непосредственностью, уходит в запои и ведет себя как ребенок? Это выясняла журналист «НР»  Мария Ананьева.

Не все бомжи попадают в рай

Пять лет назад Алексея посылали от федерального спас-отряда в командировку в другой город. Оставлять дом и семью без мужского плеча было боязно: дома жена, ребенок, старенькая бабушка, хозяйство. Знакомый спасателя порекомендовал на время приютить бродягу с хорошей рекомендацией, который зарабатывал на хлеб охраной. Так в семье Ефремова оказался Виктор Каргин, 1951 года рождения. Мужчину поселили в отдельно стоящем домике с газовым отоплением. После классической жизни бездомного здесь для Виктора рай земной — спальня с двуспальным диваном, пристройка со столяркой и строительными инструментами, где можно дать волю своим талантам.

Каргин стал членом семьи. Алексей говорит, что первое время его подопечный взялся за ум, бросил выпивать, помогал по хозяйству, ухаживать за старенькой бабушкой, даже присматривал за детишками Ефремова! Так возникла мысль оформить полноценную приемную семью для пожилого человека. Родственники Ефремова — жена и мама — поддержали идею, хотя восстановление всех документов бездомного — дело финансово накладное. По словам Алексея, около сорока тысяч рублей пришлось потратить на сбор бумажек и подготовку всех необходимых документов. Каргин в результате даже пенсию стал получать!

Прежние привычки изменить сложно

В комнату заходит дедушка с густой окладистой бородой и смеющимися глазами. Человек из сказки! Что ни слово — то шутка-прибаутка. Я понимаю Ефремова: не очароваться сложно. Каргин вспоминает, что более двадцати лет отработал на ВРЗ столяром и дробеструйщиком. Что случилось потом — рассказывать читателям нет смысла. Алкоголизм стирает память, опускает на самое дно, отнимает работу и семью, лишает желаний и амбиций. Так Виктор лишился жилья и семьи, оказался в гаражах во Владимировке, подрабатывал сторожем. Появление в его жизни Алексея считает настоящим чудом. «Без него я бы совсем пропал», — шепчет мне Каргин, когда его спаситель выходит из комнаты.

Но не думайте, что все так радужно. Романтизма в обычной жизни очень мало. Прежние привычки, образ жизни изменить сложно, а подчас и невозможно. Первую пенсию Виктор Каргин пропил, уйдя в запой на полгода, а у Алексея Ефремова фактически появился не помощник, а еще один (третий) ребенок.

Я намеренно не буду скрывать тех трудностей, с которыми столкнулся благодетель: чтобы снять шоры романтизма с глаз людей, пожелавших повторить подвиг Алексея, взяв в семью бомжа. Нужно взвесить все «за» и «против», получить информацию в полном объеме, взглянув правде в лицо.

Виктор по-прежнему пьет, если у него появляются наличные средства. Если денег нет, то берет бутылку в магазине в долг, а деньги потом приходится отдавать его попечителю. Свободное от домашних обязанностей время Каргин проводит у храма в Горном, прося там милостыню. За один день он может выпросить до полутора тысяч рублей, это к слову, откуда у него деньги. Виктор сложен в быту: в его домике всегда беспорядок. Алексей долго уговаривал Виктора навести порядок в его «апартаментах», стращая тем, что приедет журналист. Каргин старался изо всех сил… Но забыл заправить кровать.

Летом бывший бродяга вспоминает былое: уходит погулять и теряется. Однажды местные жители прибежали к Ефремову с нехорошей новостью: Виктор в канаве лежит и не может встать. Спасатель хотел уж было обидеться на своего подопечного и оставить его там, где нашел, да не смог. Жена, которая по отношению к бывшему бомжу всегда строга, вдруг расплакалась. Да на Виктора без слез и взглянуть было невозможно: тело было покрыто язвами от беспутного образа жизни, мухи отложили в раны на ногах и вплоть до пояса свои белые омерзительные личинки. Скорая помощь забрала «гулену» в больницу, доктора поставили диагноз «трофическая язва». Больничное лечение не принесло особого результата. Спас Виктора как всегда Ефремов: отмыл, обработал язвы перекисью водорода, наложил повязки с лечебной мазью, «прописал» витамины. Через два месяца Каргин опять бегал по Горному, как молодой.

На обделенных не обижаются

Чтобы все сразу встало на свои места, сообщу, что за опеку над бывшим бомжом Алексей получает от государства за предоставление социальных услуг 3000 рублей. Интересуюсь у Алексея, не бывает ли у него желания все бросить, отказаться от своего подопечного, от которого, в общем-то, мало толку? Не обижается ли он на него?

— А что на Витька обижаться? Жизнь он свою уже прожил… Я на молодых злюсь, которые жизнь собственную пропивают, — говорит Алексей. — Бывает такое, что по дороге с работы домой подвожу людей. Садится в машину мужик как будто в возрасте, вонючий, пьяный, разговорились, выясняется, что ему 37 лет. А на вид все пятьдесят! Откровенничает, что он уже три срока отмотал. Вот и злюсь я на него, что нет у него цели в жизни.

Такими движет доброта

Я делаю парадоксальный вывод, общаясь с моим новым знакомым: чтобы стать опекуном оказавшегося на улице человека, нужно иметь определенный склад души. Вот и Алексей Ефремов неспроста выбрал профессию спасателя: все свое детство он подбирал брошенных собачек, спасал больных четвероногих, умудрялся уговорить родителей приютить животное, нуждающееся в помощи. И сейчас у него в доме живет песик Тима, которого он нашел под диваном в квартире умершего старика (замок двери, чтобы попасть в квартиру, вскрывали спасатели). Ефремов, представьте себе, пускает переночевать к себе случайных путников, которые в ночи пытаются поймать на трассе Горного попутку, но их никто не подбирает. И выгнать на улицу проблемного Витька, случайно попавшего в семью, он тоже не смог.

Интересуюсь у Алексея, какими, по его мнению, качествами должны обладать люди, пожелавшие взять на попечение бездомного?

— Спокойствие и терпение, — отвечает Ефремов.

Добавить комментарий