Новороссийский представитель ОНФ Андрей Мершиев: «Нас нигде особенно не ждут, и даже выгоняли… С мусорной свалки»

Вы поверите, что общественная организация в борьбе за благо людей может свернуть мусорные горы, добиться ремонта дорог и благоустройства дворов? Может многое, если это Общероссийский народный фронт. Новороссиец Андрей Мершиев, один из представителей ОНФ, доказал, что решение многих бытовых и коммунальных проблем по плечу ему и его товарищам.

Больше года он следит за тем, как на территории Краснодарского края реализуется приоритетная федеральная программа «Формирование современной городской среды». Андрей в курсе, какие лавочки и качели хотят видеть жители дворов, вошедших в эту программу, с какого завода закупает асфальт подрядчик, откуда поступила плитка. Он не дает покоя руководителю строительного предприятия, которое никак не доведет до ума свои объекты, задает неудобные вопросы городским чиновникам, принявшим в эксплуатацию эти дворы, общается с краевыми службами.

— Сегодня мало кто верит, что взрослый человек может вступить в общественную организацию добровольно, исключительно из альтруистских побуждений. Вы для чего стали «фронтовиком»? –интересуюсь я.

— Чтобы набраться организаторского опыта. У меня два высших образования и собственный бизнес. Я со своими делами управляюсь за четыре рабочих дня, так что пятый можно посвятить и общественной работе.

Когда мне стало известно о создании ОНФ, я решил туда вступить потому, что цели движения мне очень импонировали. По крайней мере, в теории. Если бы увидел, что это формальная организация, не стал бы связываться. Написал письмо в региональный исполком ОНФ, выполнил необходимые действия и меня зачислили в активисты.

Скоро пришло первое задание – проверить, как приспособлены общественные туалеты для инвалидов. Из исполкома прислали адреса и параметры мониторинга: размеры пандуса, ширину входа и т. д. Я взял рулетку, фотоаппарат и поехал. Обнаружил некоторые интересные вещи. Например, туалет у нас не только на Парковой аллее по улице Советов и в парке имени Фрунзе. Есть такое заведение рядом с площадью Героев и на улице Новороссийской Республики неподалеку от поликлиники моряков. Оказалось, у нас туалеты для инвалидов в полном порядке и соответствуют всем требованиям.

— Как вас принимали бабушки-кассирши? Вы им какое-то удостоверение предъявляли?

— Нет в ОНФ никаких удостоверений личности, мы же не функционеры. Зачем общественникам корочки? Им полагается куртка, кепка, футболка с надписью «ОНФ». У многих рядовых работников, руководителей предприятий эта надпись уже вызывает уважение. Хотя некоторые в народный фронт просятся ради удостоверения. Даже «дети лейтенанта Шмидта» объявляются с липовыми документами. Так, на территории Краснодарского края были «лжефронтовики», которые пользуясь якобы служебным положением, хотели на льготных условиях кафе открыть. Числится ли человек в ОНФ, можно узнать по телефону исполкома регионального отделения, он есть на сайте.

Я о своих земляках, которые состоят в ОНФ, узнавал, когда мне присылали очередные задания. Есть проверки, которые в одиночку не осилишь, исполком дает телефоны других новороссийцев.

— И сколько же членов ОНФ в Новороссийске?

— Пара десятков.

— Не густо…

— Для нашего города в самый раз. Зато эти люди действительно готовы потратить несколько часов в неделю или в месяц, чтобы сделать что-то полезное. И заставлять их не надо. А потом, как показывает жизнь, вокруг появляются другие, такие же неравнодушные. В город не приходит никаких разнарядок по увеличению численности активистов ОНФ.

Обычно с общественниками власти не церемонятся. Захотят – прислушаются, не захотят – проигнорируют. Им удобнее привечать те общественные организации, которые можно приручить. Как будто не чиновники и госслужащие работают для жителей, а жители должны под них подстраиваться.

В чем, собственно говоря, уникальность Общероссийского народного фронта? Да в том, что он реально может что-то сделать, поскольку лидером кто является? Президент РФ Путин. Чиновники, допустим, ремонт дороги могут делать для видимости, для галочки в отчете. А общественники по-настоящему контролируют ход работы, с ними не договоришься. Кстати, в движении ОНФ состоят не только те, кто свято верит в правоту президента. Есть люди, которые его критикуют. Но они видят, что тут настоящее дело.

— Судя по всему, представители ОНФ всюду проходят беспрепятственно, раз сложилась такая репутация?

— Нас нигде особенно не ждут. Меня даже выгоняли один раз. Было это, когда мы инспектировали окрестные свалки. Поехали на гору Щелба. Там свалкой владеет частная компания. Все в порядке – грузовики въезжают и выезжают через специальные ванны с дезинфицирующим раствором, чтобы не привезти с собой инфекцию, документация и лицензия есть.

На муниципальной свалке МУП «Полигон» в Глебовке совсем другая картина. Она считается закрытой на рекультивацию, может принимать только строительный мусор, грунт, камни, никаких химических отходов и нефтепродуктов. Но туда грузовики едут бесконтрольно, потому что нет никакого шлагбаума. Что у них в кузове, работники свалки не проверяют, а просто контролируют проезд по принципу «свой или чужой». Когда мы с коллегами появились там, сотрудники полигона хотели отобрать у нас фотоаппарат и видеокамеру. Потом вызвали полицейских и заявили, что мы самовольно вторглись на территорию полигона. Но те во всем разобрались. Материалы мониторинга мусорного полигона были направлены в Росприроднадзор, они нашли свое подтверждение, на руководителя МУП «Полигон» был составлен административный протокол.

— Местные активисты сами не выступают с инициативами?

— В Новороссийске мы чаще всего занимаемся поручениями регионального исполкома и центрального штаба. Следим, как реализуются федеральные программы по благоустройству дворов и общественных территорий, инспектируем «убитые» дороги, проверяем, насколько безопасны аттракционы и многое другое. Общероссийский фронт тем и хорош, что предоставляет площадку для обсуждения проблемы, которая волнует людей. Вот, к примеру, в Анапе активист ОНФ – женщина, которая является инвалидом-колясочником. Ее волнует, почему людям с ограниченными возможностями выдают для реабилитации по линии Фонда социального страхования абсорбирующее белье низкого качества. Оказалось, что на тендерах закупают самый дешевый товар из Китая, который через несколько часов приходит в негодность. Так вот с помощью исполкома она добилась, чтобы закупки шли по другим правилам. И это не единственный проект, инициированный рядовыми активистами.

В Народный фронт человек приходит чаще всего за тем, чтобы решить свою наболевшую проблему: отремонтировать дорогу, спортзал и т. д. К сожалению, новороссийцам проще написать жалобу и желательно сразу Президенту. Но важно пройти всю бюрократическую цепочку, представить свои предложения. И если вопрос действительно актуальный, то эксперты ОНФ будут добиваться его решения.

— Может, новороссийцы просто не верят, что к ним прислушаются? Последний раз всплеск активности горожан наблюдался, когда протестовали против строительства мазутного терминала. Никто их не услышал. Единственное, что было сделано – отселили несколько семей из экологически опасной зоны…

 У ОНФ есть опыт решения экологических проблем. Краснодарцы очень часто жаловались на нефтеперерабатывающий завод, который отравлял им жизнь выбросами. Члены регионального штаба и активисты добились того, чтобы руководство предприятия потратило немалые средства на модернизацию производства и средств очистки выбросов.

Я думаю, что мы сможем решить и чисто новороссийские проблемы, готов к конструктивному сотрудничеству. Пожалуйста, обращайтесь через региональный исполком ОНФ по телефону: (861) 262-28-56, по электронной почте: 23region@onf.ru.

Подробности на сайте «Сова плюс»

Добавить комментарий