У защитников Малой земли не было страха, потому что они были молоды

У тех, кто сражался на Малой земле, не было страха, потому что были молоды, об этом рассказал еще в 1993 году в радиоэфире один из куниковцев Василий Иванович Чернов. Цезарь Куников брал в отряд обстрелянную молодежь.

Текст интервью с ним и другим малоземельцем Анатолием Дмитриевичем Махтеем впервые опубликовала «Сова плюс». Ветеранов уже нет в живых, а их воспоминания остались. Приводим их в сокращении

Чернов: …Противник намеревался овладеть Новороссийском в середине августа 1942-го. Да, фашистам удалось оккупировать часть города, но сентябрь, месяц тяжелейших боев, навсегда останется в истории, потому что именно тогда здесь был остановлен рвавшийся на Кавказ враг.

Махтей: …Оборонявшие Новороссийск наши войска парализовали здесь значительные силы противника и сорвали его планы захвата Черноморского побережья.

Куникову предложили приказным порядком влить в отряд людей из других частей, вплоть до штрафников. Но Цезарь Львович заявил, что он не сможет доверять тем людям, которые пойдут с ним не по своей воле.

Чернов: Наша боевая группа была первой, командиром назначили старшего лейтенанта Антона Федоровича Бахмача. Лихой и вместе с тем очень собранный человек.  Двадцать дней напряженной боевой учебы. С утра до темноты, зачастую и ночью. Все занятия проводились в условиях, близких к боевой обстановке. Производилась посадка на катера, уходили в море, затем по заранее намеченному плану подходили к берегу, с помощью трапов и веревок взбирались на отвесные кручи, штурмовали условные огневые точки, ползали по-пластунски. Иногда прыгали в воду без трапов.

Махтей: Куников приказал изготовить для всего личного состава отряда одноформатные ножи, сам проводил обучение пользования ими в рукопашной схватке. А еще мы изучали трофейное оружие: автомат, пулемет, миномет. В общем, обучали нас по-суворовски: тяжело в учении, легко в бою! Велась, конечно, и агитационно-пропагандистская работа.

Когда после нашего натиска в ту февральскую ночь враг бросил позиции у самой кромки воды – десятки дзотов, утепленных землянок, блиндажей – и откатился за полотно шедшей в ту пору вдоль бухты железной дороги, мы захватили несколько исправных орудий, много боеприпасов. Четыре захваченных орудия очень скоро начали бить по фашистам. Мы им название придумали – «трофейный артдивизион».

Чернов: Представьте себе, страха не было. Брал Куников только молодежь, обстрелянную в боях. Когда наша группа после высадки с криками «Полундра! Вперед!» устремилась к Станичке, продвинулась на два километра, Бахмач приказал мне доставить донесение в штаб отряда. Пробегая по лощинам, через развалины домов, быстро доставил пакет, юркий был – всего-то 21 год! Но, возвращаясь в свою группу, наткнулся на трех фрицев. Действовал дерзко, забросал их гранатами. Были и другие ситуации, требующие мгновенного решения, сплошная карусель! Какой уж тут страх: или ты, или тебя. В общем, молодость нас спасала.

Махтей: Тех, кто десантировался в районе Станички и закрепился на этом пятачке, немцы сами называли трижды коммунистами. Много людей погибло, многие были ранены. Куниковцы были беспредельно благодарны всем, кто обеспечивал нашу высадку: катерникам — героям-морякам, батарее Зубкова, которая совершила большой артналет. Летчики уже на следующий день после нашей высадки сбрасывали нам бочонки, ящики с боеприпасами, с продуктами. Эту полоску земли назвали Малой землей уже после того, как мы на ней закрепились. Первыми дрались моряки, а потом уже высаживалась 18-я армия под командованием Леселидзе.

На фото группа куниковцев после вручения государственных наград  в мае 1943 в Геленджике.

Газета «Сова плюс»

Добавить комментарий