В Новороссийске нашли виновных в закрытии прорана – это волонтеры с лопатами (видео)

Волонтеры, которые раскопали проран, соединяющий Суджукскую лагуну с Черным морем, виноваты в том, что туда зашла рыба и не могла выйти,  Волонтеры также виноваты в том, что этот морской канал постоянно забрасывает галькой. Такова точка зрения городской администрации на проблему прорана. И выразила ее начальник отдела экологической безопасности Ирина Панченко в сюжете Новороссийского телевидения, также и в своих комментариях в соцсетях.

View this post on Instagram

Волонтеры, которые раскопали проран, соединяющий Суджукскую лагуну с Черным морем, виноваты в том, что туда зашла рыба и не могла выйти,  Волонтеры также виноваты в том, что этот морской канал постоянно забрасывает галькой. Такова точка зрения городской администрации на проблему прорана. И выразила ее начальник отдела экологической безопасности Ирина Панченко в сюжете Новороссийского телевидения, также и в своих комментариях в соцсетях. История вопроса такова: в ноябре прошлого года новороссийские ученые и активисты били тревогу по поводу того в Суджукской лагуне (или озере Соленом) оказались заперта молодь морской рыбы, которая зашла туда на нерест и оказалась отрезана от моря после того, как проран был занесен галькой. За дело взялись неравнодушные горожане. Несколько жителей вначале написали жалобу в природоохранную прокуратуру, а потом стали вручную копать «соединительный» канал. И вот однажды наутро горожане увидели, что проран выкопан. А к концу ноября вместо тонкого ручейка озеро Соленое соединил с морем достаточно широкий канал. Но ненадолго. Сегодня Ирина Панченко утверждает, что именно тогда в озеро Соленое зашла рыба, которая после оказалась там запертой, ведь ей не прикажешь выходить или заходить. Хотя, например, член экологического совета при губернаторе Кубани Вениамин Голубитченко еще год назад утверждал, что действия добровольцев не нанесли вреда лагуне. Администрация проводит мысль о том, что пока еще ученые не изучили, в какой период и какой ширины надо  копать проран. И пока у ученых нет ответа, почему раньше рыли проход дважды в год, и этого хватало для комфортного нереста рыбы, а теперь по-другому. Теперь только проран раскопаешь, как его уже волны забрасывают галькой. Так вот пока ученые не поняли, что необходимо делать, волонтерам не стоит браться за лопаты, — таково мнение администрации. Но при этом отдел экологической безопасности все-таки назначает виноватого. Отдел поясняет в соцсетях, что раньше действительно хватало двух прорытий в год, «но теперь из-за вмешательства добровольцев этот процесс нарушен…» Продолжение в комментариях ⬇️⬇️⬇️

A post shared by Новости Новороссийска (@novoross_startup) on

История вопроса такова: в ноябре прошлого года новороссийские ученые и активисты били тревогу по поводу того в Суджукской лагуне (или озере Соленом) оказались заперта молодь морской рыбы, которая зашла туда на нерест и оказалась отрезана от моря после того, как проран был занесен галькой. За дело взялись неравнодушные горожане. Несколько жителей вначале написали жалобу в природоохранную прокуратуру, а потом стали вручную копать «соединительный» канал. И вот однажды наутро горожане увидели, что проран выкопан. А к концу ноября вместо тонкого ручейка озеро Соленое соединил с морем достаточно широкий канал. Но ненадолго.

Сегодня Ирина Панченко утверждает, что именно тогда в озеро Соленое зашла рыба, которая после оказалась там запертой, ведь ей не прикажешь выходить или заходить. Хотя, например, член экологического совета при губернаторе Кубани Вениамин Голубитченко еще год назад утверждал, что действия добровольцев не нанесли вреда лагуне.

Администрация проводит мысль о том, что пока еще ученые не изучили, в какой период и какой ширины надо  копать проран. И пока у ученых нет ответа, почему раньше рыли проход дважды в год, и этого хватало для комфортного нереста рыбы, а теперь по-другому. Теперь только проран раскопаешь, как его уже волны забрасывают галькой. Так вот пока ученые не поняли, что необходимо делать, волонтерам не стоит браться за лопаты, — таково мнение администрации.

Но при этом отдел экологической безопасности все-таки назначает виноватого. Отдел поясняет в соцсетях, что раньше действительно хватало двух прорытий в год, «но теперь из-за вмешательства добровольцев этот процесс нарушен…» Это после того, как Ирина Панченко в телесюжете говорит, что природа борется с нами, а мы не понимаем, о чем она сигнализирует, для того, чтобы поняли, нужно научное обоснование.

То есть, ученые не поняли, а отделу экологической безопасности природа все-таки сказала: «я буду забрасывать галькой проран, потому что его копают добровольцы»? И так же было доказано, что после вмешательства волонтеров, рыба не вышла из лагуны, а зашла туда в большом количестве? То есть, представители администрации без всяких ученых в ноябре стояли и считали, кто выходит, кто заходит? Прямо действительно есть доказательства вреда волонтеров, когда ничего еще не ясно?

Ну, что касается, действий администрации, то она сама ничего сделать не может, кроме запросов в Минприроды, поскольку именно региональное ведомство должно заниматься прораном. Но местных чиновников судьба прорана волнует очень сильно, — об этом тоже рассказывает репортаж Новороссийского телевидения.

Фото из хроники Александра Толмасова.

Добавить комментарий