Как бывшие владельцы Новороссийкого порта похитили 11 млрд. руб.

Зиявудин и Магомед Магомедовы выстроили на базе группы «Сумма» преступное сообщество из четырех подразделений, считают следователи. Forbes разобрался, в чем именно обвиняют братьев.
Пока Медведев был президентом, состояние братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых выросло до сотен миллионов долларов. В 2012 году стоимость активов Зиявудина Магомедова — основного владельца бизнеса братьев, объединенного в группу «Сумма» — достигла $900 млн, в 2014 году — $1,2 млрд, а в 2017 — $1,4 млрд.
В 2010 году «Сумма» стала совладельцем крупнейшего в России Новороссийского морского торгового порта (НМТП). В 2012 году группа приватизировала 50% Объединенной зерновой компании (ОЗК) — в соответствии с указом Медведева-президента, изданным годом ранее.
При Медведеве Магомедовы стали и крупными господрядчиками. В 2009 году Зиявудин Магомедов взялся за реконструкцию Большого театра, тянувшуюся с 2005 года. Проект курировал лично Медведев. В 2011 году реконструкция была завершена. А «Сумма» получила доступ к другим госстройкам — структуры Зиявудина Магомедова вошли в число крупнейших подрядчиков Минтранса, суммы контрактов за 2012-2015 превысили 120 млрд рублей.
Арест Магомедовых весной 2018 года стал для братьев полной неожиданностью. Только что они на самом верху согласовали продажу доли в Новороссийском морском торговом порту и неспешно торговались с «Транснефтью» по сумме сделки. По одной из версий, арест должен был сделать Магомедовых более сговорчивыми.
Сделку с «Транснефтью» братья заключали уже под стражей. За полтора года в СИЗО Зиявудин расстался с акциями и других своих компаний. Тем не менее позиция следствия только ужесточилась.
В августе Следственный департамент МВД предъявил Магомедовым обвинение в окончательной редакции — создание преступного сообщества и совершение девяти эпизодов мошенничества (статьи 210 и 159 Уголовного кодекса). По совокупности по этим двум преступлениям суды могут назначить максимальный срок в 25 лет лишения свободы.
Магомедовы вступили в преступный сговор не позднее 2010 года «на основе объединявшего их родственного и этнического начала» — так следователи описывают создание преступного сообщества в обвинительном заключении, рассказывает источник, знакомый с материалами уголовного дела.
Зиявудин обладал «глубокими экономическими и правовыми знаниями», а Магомед — «обширными связями в федеральных органах государственной власти и управления». Оба «тщательно скрывали преступные амбиции» и представлялись окружающим и СМИ «в образе исключительно законопослушных успешных предпринимателей».
Базой для преступной деятельности стали компании группы «Сумма», бенефициарами которой, по версии следствия, и выступали братья. В группе и так была «жестко выстроенная вертикаль» органов управления и туда без проблем вписалось преступное сообщество, отмечают следователи. Главными сподвижниками Магомедовых они считают бизнесмена Давида Каплана и бывшего гендиректора компании «Глобалэлектросервис» Эльдара Нагаплова. Оба сейчас находятся в бегах.
Преступное сообщество, по версии следователей, делилось на четыре «структурных подразделения». Два из них формировались вокруг господрядчиков, входивших в «Сумму», — «Глобалэлектросервиса» и «Стройновации». Руководителями «подразделений» выступали Нагаплов и Каплан соответственно. Их основной задачей было хищение средств федерального и регионального бюджетов, считают следователи.
Еще одно «структурное подразделение» было создано вокруг ОЗК, которой тогда руководил Сергей Поляков. По версии следствия, именно он вместе еще с тремя сотрудниками компании заключил фиктивные договоры на покупку сельхозпродукции. Деньги были перечислены, а зерно якобы поставлено не было.
В новом августовском обвинении следователи пересчитали суммы хищения по трем эпизодам и добавили два новых: хищение денег при строительстве двух дорог — автомобильного «Чуйского тракта» и железнодорожного участка Кызыл-Курагино. Таким образом, общая сумма предполагаемых хищений выросла с 2,5 млрд рублей более чем до 11 млрд.

Сейчас братья Магомедовы и их адвокаты знакомятся с материалами дела. За время предварительного расследования их набралось более 700 томов. Но ключевые позиции стороны защиты не изменились с момента ареста Магомедовых в марте 2018 года — они настаивают, что невиновны, а дело называют абсурдом.

Добавить комментарий