Баба Дуся отправляла на фронт шиферные мины из Новороссийска

Автор: Светлана Добрицкая

Баба Дуся – это мой личный «Бессмертный полк». Два моих дедушки пропали без вести. Евдокия Терентьевна Добрицкая, моя родная бабушка, не совершала военных подвигов. Но для моей семьи военные годы, проведенные ею в Новороссийске, — настоящий подвиг. На этой фотографии бабушка  вместе со мною, когда мне было лет шесть.

Баба Дуся сумела выжить в оккупации и сберечь моего отца. А позднее, когда бабушки уже не было в живых, я узнала, что она причастна к производству шиферных мин на заводе «Коммунар», который  мирное время специализировался на выпуске кровли.

И выяснилось это, когда я лет двадцать назад готовила материал для «Новороссийского рабочего», и не так давно я нашла его на просторах Интернета, перепечатанный уже не помню каким изданием. Речь в нем шла о «строительном» оружии. Шиферные мины “употреблялись” советскими войсками в битве за Кавказ.

Образчики “строительного” оружия можно увидеть в городском музее-заповеднике. Заместитель директора музея Лев Степко, описавший эти экспонаты, перечисляет все их плюсы и минусы. Водонепроницаемый корпус повышает их надежность. Минимум металлических деталей (только взрыватель) делает мину неуязвимой для миноискателей. Но главное преимущество, из-за которого были пущены они в серийное производство такие мины, — доступность и дешевизна сырья. Оно практически лежало под ногами. Правда, такое вооружение имело, по сравнению с обычным, повышенную хрупкость и могло повредиться при дальних транспортировках

Историк Сергей Новиков обнаружил целый список шиферников, которые выполняли оборонный заказ на заводе “Коммунар” по разработкам Гипроцемента. Это Алексей Сидоренко, Василий Чередниченко, Екатерина Шевцова, Мария Махрова, Матрена Левченко и многие другие. К сожалению, мало кто из них остался в живых. Однако Сергей Новиков разыскал непосредственную участницу тех событий — Марию Ивановну Леонову. Она сама лично шиферные мины не собирала, но обслуживала цеха как электрик. Помнит, как осенью 1941 года приступали к выпуску этого вооружения. В принципе, в изготовлении новых изделий не было ничего сложного. Свежую асбоцементную массу — так называемый этернит — помещали в деревянные формы. И из сырых плит-заготовок как бы складывали по шаблонам коробки разного объема. Края, выступающие за границы форм, смачивали и обрезали. Будущие корпуса мин ставили в специальные камеры для сушки. Готовые коробки вкладывались друг в друга. “Коммунарские” изделия использовались против танков. Но начинялись взрывчаткой они явно не на заводе.

Мария Леонова вспомнила один эпизод, связанный с транспортировкой незаряженных мин. Ее подруга Дуся Добрицкая (как неожиданно выяснилось — моя родная покойная бабушка.) сопровождала на машине военный груз. Шиферные корпуса везли по направлению к Тоннельной, чтобы отправить на фронт по железной дороге. В это время город уже серьезно пострадал от бомбежек. Экспедиторша сидела прямо в кузове на самом верху. Ее задело обвисшим проводом линии электропередачи, серьезно травмировало. Но “товар” не пострадал. Никогда после войны Евдокия Терентьевна Добрицкая не рассказывала об этом случае ни детям, ни внукам. Может быть, потому, что свою работу шиферники должны были держать в тайне.

По словам Марии Леоновой, после перехода “Коммунара” на оборонную продукцию жизнь рабочих не сильно изменилась по сравнению с мирным временем. Так же, как и прежде, трудились в три смены. Правда, зарплату перестали выдавать в полном размере. Ограничивались авансами в 50-60 рублей. Зато паек люди получали регулярно. Иногда во время работы немецкие самолеты бомбили завод и его окрестности. На территории предприятия было собственное бомбоубежище, но до того неприспособленное, что шиферники предпочитали спасаться от взрывов в других местах или прямо в цехах. Летом, когда фронт приблизился к Новороссийску, “минное” оборудование подготовили к эвакуации. Но вывезти не смогли — его разбомбили на железнодорожной станции…

Добавить комментарий