Штурману из Новороссийска в пиратском плену не хватало воды, сладостей и книги

Для 26-летнего Александра это был второй рейс в должности третьего помощника капитана. Судно сделало уже один успешный круг с грузом из Европы в Африку, рассказывает корреспондент «НР» Мария Ананьева.

Накануне нового, 2019 года, контейнеровоз вышел из Ломе, крайней точкой был порт Бенин, где и ждал груз. Так как причал был занят, судну пришлось остановиться на рейде порта Катану в 20 милях от Ломе и ожидать команды под загрузку. По информации портовых служб, время ожидания захода в порт составляло около двух суток.

— Судно «MSC Mandy» уже лет пять работает на этой линии, и ранее команде никогда не приходилось нанимать охрану, потому что мы ни разу не оставались на рейде столь продолжительное время. Загрузка всегда происходила очень оперативно, а в порту неопасно, так как дежурят военные, — рассказывает Александр.

Стоит напомнить, что район, в котором работает судно, один из самых опасных в мире — Гвинейский залив! Много лет здесь промышляют пираты, процветает воровство людей с целью истребования выкупа, несколько лет действует установка нанимать при прохождении опасного района военизированную охрану, которая, безусловно, стоит денег. Почему капитан отказался от такой помощи и подверг команду опасности — выяснять судовладельцу.

— Первого января 2019 года в 20.00 я заступил на вахту и готовил документы к заходу в порт, — вспоминает Александр Симонов. — В 21.30 на навигационный мостик поднялись двое. В темноте (а мы на судне выключаем свет) я сразу не разглядел, кто это. Но когда услышал английскую речь и увидел перед собой дуло автомата, понял, что это пираты и мы попали…

Российские моряки проходят курсы по безопасности, где инструктируют, как вести себя в случае пиратской атаки. Первое правило — все принимать спокойно и делать то, что тебе велят. Пираты осмотрели Симонова, убедившись, что он не вооружен, и приказали вести к капитану. Андрея Иванова, открывшего дверь, встретило дуло АК-47. Капитан, также действуя по инструкции, пропустил пиратов в каюту и позволил им забрать из сейфа аванс для моряков. Дальше пираты спешно прошлись по каютам некоторых членов экипажа, собирая ценные вещи — телефоны, планшеты, ноутбуки, часы, а у Симонова сняли с пальца обручальное кольцо и забрали кроссовки одной известной марки — ведь пираты были босые. Некоторые члены экипажа, услышав английскую речь и возню, выходили из кают, предположив, что на судне «зайцы». Тех, кто обнаружил себя, брали в плен. В итоге пираты забрали шестерых, заставили их надеть спасательные жилеты.

— Когда стало ясно, что нас забирают в плен, капитан попытался вступить с пиратами в переговоры, предложив им забирать все, что нужно, — продолжает Александр. — Захватчики спросили: «Есть ли у тебя много денег?». Капитан ответил, что все было в уже опустошенном сейфе. Тогда «гости» сказали, что этого очень мало, и забрав запасы съестного, повели нас к лодке.

Путешествие по африканской реке

Шестерых членов экипажа посадили на скоростную пластмассовую лодку, которая развивала 26 узлов, а это приличная скорость для маломерного судна. В общей сложности двенадцать часов россиян везли сначала по Гвинейскому заливу, а потом на юг по дельте реки Нигер. Пираты запретили членам экипажа переговариваться, смотреть можно было только в пол.

Было понятно, что захватчики сильно спешат: они вели лодку зигзагами, петляли, если видели впереди какое-нибудь судно, заставляли пленников ложиться на дно. Еще бы! Ведь они везли в лодке шестерых белых, поэтому волновались, что осуществлению их плана могут помешать военные или такие же пираты.

В обед лодка причалила к берегу, где был сделан навес с железными листами вместо кровли. Здесь состоялась первая ночевка. Спали наши ребята на двух кусках поролона, пираты выдали также противомоскитную сетку. На этой стоянке кормили похищенных лавашем и вареной яичной лапшой.

Первая ночь, по словам Симонова, выдалась очень тяжелой. Поспать практически не пришлось. Пираты, не исключавшие побег, находились от пленников очень близко. Припугивали россиян периодическим передергиванием затворов автоматов. Металлический лязг железа сначала пугал, а потом к нему привыкли и уже не обращали внимания.

Следующим адресом ночевки была рыбацкая деревня на берегу реки. Бунгало, сделанное из мангрового дерева без единого гвоздя и веревок, находилось прямо на воде.

— Я всеми силами себя подбадривал, пытался общаться с пиратами, надеясь найти с ними общий язык. Интересовался, чем они питаются, как пользоваться горелкой, чтобы приготовить себе пищу, какие могут нас подстерегать опасности, можно ли пить местную воду? — рассказывает Александр.

За воду отдали бы полжизни

Вторая ночь удивила необычными звуками: в тех местах было скопление летучих мышей, которые, включив эхолокацию, издавали странный звук, похожий на жужжание роя пчел. В этом гудении нужно было умудриться заснуть.

Лагерь похитителей находился еще дальше — в мангровом лесу, куда пленников привезли на лодке по руслу реки. Был сделан навес без стен, в нем все оставшееся время россияне и жили, спали на двух поролоновых матрасах. В общей сложности ребята провели в плену двадцать пять суток. Это немного: по словам пиратов, предыдущих белых они продержали два месяца.

Самая большая проблема была с питьевой водой. Первое время экипаж поили водой, украденной пиратами с «MSC Mandy», затем они привозили пакетированную пресную воду, иногда бутилированную. В основном моряки жили в условиях сильнейшего дефицита воды, экономили спасительную влагу и не могли готовить «индоми», потому что ее просто не в чем было сварить.

Александр все время подглядывал за нигерийцами, изучая их нравы и обычаи. Он заметил, что африканцы свободно пьют воду, привезенную с местных источников в канистрах из-под бензина. Он попробовал кипятить эту воду с болотным и бензиновым запахом и пить постоянно маленькими глотками. Так рекомендовал Ален Бонбар, французский врач, биолог, переплывший Атлантику на резиновой лодке, чьи мемуары Симонов недавно прочел. И это его сильно выручило. Хотя далеко не все пленники рискнули воспользоваться примером Александра и очень страдали от дефицита воды.

Главное вечернее развлечение — костер и беседы

Захваченные пиратами в основном питались вареным рисом. Это блюдо было главным в меню все 25 дней. Иногда Симонову удавалось хитростью и путем переговоров выманить у нигерийцев рыбу, которую они ловили в реке.

Через непродолжительное время некоторые члены экипажа стали страдать от расстройства желудка. Еще сильно мучил сахарный голод. Симонов убедился, что белый человек без сладенького никак. Правда, иногда пираты угощали ребят колой, какао и кусковым сахаром, но все равно сладкого не хватало.

— Главным нашим развлечением был вечерний костер, — вспоминает мой собеседник. — Мы общались, узнавали друг друга, рассказывали байки из жизни и даже травили анекдоты! Было понятно, что мы все стрессоустойчивые, никому не требовалась психологическая помощь.

Александр признается: ему в плену сильно не хватало книги. Поэтому он читал все надписи на пакетах с едой, изучал сроки годности, иными словами, проводил время с пользой.

Новороссиец старался изучать нравы охранников. Иногда к ним подплывали на лодках дети, нигерийцы передавали им пищу, украденную на судне. Люди, охранявшие наших моряков, как они сами говорили, «от диких зверей и других пиратов», хотели, чтобы пленники себя чувствовали хорошо. Они часто задавали один и тот же вопрос: «Все хорошо?» и злились, если моряки жаловались или что-то просили. Охранники, чтобы держать пленников в страхе, постоянно передергивали затворы своих автоматов, выкрикивали на местном наречии речовки, а затем стреляли в воздух.

— В Нигерии страшная бедность, — рассказывает Симонов. — Когда мы проплывали мимо деревень, было видно, как плохо живут эти люди, все очень похоже на быт цыганского табора. В этой стране повсеместно занимаются грабежом. По-другому не выжить. «Белые крадут нефть, а мы крадем белых», — признавались мне африканцы. И оружие у пиратов появилось в результате того, что они убили своих же, военных, защищавших суда от пиратской агрессии.

Семьи неделю жили в неведении

Неприятные эмоции пленники испытали, узнав, что пираты предъявили свои требования судовладельцу только через неделю после похищения. Все члены экипажа надеялись, что семьи и судовладелец уже в курсе ситуации и предпринимают какие-то меры. Переговоры выглядели так: пираты установили телефонную связь с агентом и передали трубку капитану Иванову, который доложил о состоянии пленников.

Еще через неделю был второй телефонный звонок. Тогда пираты по очереди приглашали к телефону каждого пленника, агент задавал им вопросы, чтобы удостовериться, что люди живы.

После третьей телефонной связи стало ясно: дело идет к финалу. Охранники предупредили, что россияне через три дня поедут домой.

Обратный путь был так же сложен. Россиян долго везли в лодке, петлявшей по реке. Пираты постоянно созванивались с агентами, которые должны были передать денежный выкуп. Симонов не смог даже назвать примерную сумму, которую в итоге получили пираты. Когда передача состоялась, пленников пересадили на другую лодку с другими охранниками и перевезли к военным на КПП. Одна ночь прошла на понтоне у вояк. Потом моряков отконвоировали на военную базу, где уже досыта накормили, напоили чаем и предоставили парикмахера, который состриг у ребят бороды и отросшие волосы.

— Какой я сделал вывод из этой истории? Большой философский вопрос, — завершил свой рассказ Александр. — Думаю, что судовладельцы и капитаны должны изучить наш опыт и учесть все ошибки. Самый действенный вариант работы в таких горячих точках — нанимать военизированную охрану и соблюдать все меры предосторожности.

Фото: НР

 

 

Добавить комментарий