В судьбе Новороссийска был 23-летний батяня-комбат

Герой Советского Союза Василий Андреевич Ботылев – этот тот самый офицер, который в  битве за Новороссийск 1942-1943 гг сыграл очень значительную роль. Не известный полководец, а простой, казалось бы, старший лейтенант нередко решал по-настоящему судьбоносные задачи при защите и освобождении от фашистов города на берегу Цемесской бухты.

Он был настолько популярен в послевоенном Новороссийске, что его именем еще при жизни была названа одна из улиц Станички – рыбацкого поселка на южной окраине города, — рассказывает кандидат исторических наук Тамара Юрина.

К осени 1942 года, когда началось наступление гитлеровцев на Новороссийск, за спиной у молодого ротного командира был серьезный боевой опыт. После учебы в Черноморском военно-морском училище Севастополя, он участвовал в его обороне в качестве командира пулеметного взвода 8-й бригады морской пехоты. Затем в декабре 1941 года высаживался с флотским десантом в Керчь-Феодосию. На счету Василия Ботылева были бои на Керченском полуострове, охрана порта Ейск, прорыв в Черное море.

— В Новороссийск Ботылев попал уже в новом звании – старшего лейтенанта, — рассказывает Тамара Юрина. – Осенью 1942 года, когда большая часть Новороссийска уже была занята фашистами, он командовал ротой автоматчиков на 1-м боевом участке противодесантной обороны Новороссийской военно-морской базы. Необходимо было защитить от врага побережье, которое контролировали советские войска.

Подразделению Ботылева было поручено патрулировать территорию в районе Кабардинки у мыса Пенай. Это было очень важное место со стратегической точки зрения. Именно там базировалась знаменитая батарея под командованием Андрея Зубкова. Большие корабельные орудия были установлены на таких позициях, что артиллеристы могли полностью контролировать все передвижения фашистской техники и войск в оккупированной части Новороссийска. Противник даже вынужден был прекратить движение в городе в дневное время. Андрея Зубкова советские бойцы называли  «регулировщиком уличного движения».

С наблюдательного пункта батареи на вершине Маркотхского хребта прекрасно просматривался весь город, стрельба орудий не позволяла фашистам наладить работу новороссийского порта. Огромную роль сыграла батарея впоследствии при создании плацдарма Малая земля: залпы корабельных орудий поддерживали продвижение десантников.

Но в конце октября 1942 года  к десанту готовились гитлеровцы. Ими была запланирована операция «Скорпион». Цель ее состояла в том, чтобы захватить батарею Зубкова десантом с моря, и если нельзя будет удержать, то взорвать ее. Если бы прорыв удался, то на этот участок фашисты бы высадили второй  эшелон десанта и попытались одновременным ударом с тыла и с фронта снять советскую оборону у цемзаводов. Это бы означало, что они завладели Новороссийско-сухумским шоссе и получили возможность хозяйничать на Черноморском побережье Кавказа!

Таковы были планы. Но их сорвала рота автоматчиков под командованием Василия Ботылева, которая охраняла эту часть побережья. Вот как все происходило.

28 октября до полуночи в районе побережья от мыса Пенай до мыса Дооб фашисты произвели разведку огневых точек побережья торпедным катером,  уничтожили прожектор. Кабардинка, где располагался штаб 1-го боевого участка Новороссийской военно-морской базы, была обстреляна. Обстрел самолетом велся на низкой высоте, чтобы маскировать подход к берегу катеров с десантом.

Но в  23.28 бойцы взвода морской пехоты старшего лейтенанта Василия Ботылева, заметили порядка 20-30 катеров и самоходных шлюпок противника, подпустили их примерно на 200 метров и открыли огонь из ручного пулемета и винтовок.

Однако с трех шлюпок высадилось  30-40 гитлеровцев, которые тут же наткнулись на минное поле. Под пулеметным огнем и взрывами ручных гранат противник в 23.50 отошел на катерах и шлюпках в направлении Мысхако, забрав раненых.

Материальный урон для батареи Зубкова был невелик – один разбитый прожектор. Погибших не было. Но советские бойцы остались без концерта, которого так ждали: бригада московских артистов во главе с Аркадием Райкиным не смогла выступить на батарее в тот вечер .

В феврале 1943 г. Василию Ботылеву предстояло стать одним из первых малоземельцев. В свой отряд Цезарь Львович Куников подбирал людей проверенных и мотивированных. Василий Ботылев был именно таким. Ему подчиненные верили, шли за ним.

4 и 5 февраля рота старшего лейтенанта Ботылева прорывалась к  центру города, захватив ул. Леваневского (ныне бульвар Черняховского). Можно представить, каков был натиск советских бойцов! Во время одной из отчаянных попыток отбить у противника школу (ныне 22-я), 8 февраля рота попала в окружение. В полном окружении ботылевцы сражались почти сутки, сдерживая атаки пехоты и танков противника. Только подвиг Михаила Корницкого, который пожертвовал собой и взорвал гранатами фашистов у школы, спас роту Ботылева от неминуемой гибели. 

До конца марта отряд Куникова оставался на Малой земле, помогал принимать пополнение, боеприпасы, технику продовольствие. А потом был вывезен в Геленджик. Там, в Геленджике, в августе 1943 года Василий Ботылев уже в звании капитана-лейтенанта был назначен командиром 393-го отдельного батальона морской пехоты. Двадцатитрехлетний офицер пользовался таким авторитетом у подчиненных, что бойцы называли его батей.  И вот теперь батяне-комбату предстояла очень сложная задача в операции по освобождению Новороссийска.

В сентябре 1943-го на территорию порта, занятую фашистами, должны были стремительно высадиться три отряда и, соединившись с наступающими от цемзаводов и с Малой земли войсками, при поддержке авиации освободить весь город.

Отряду под командованием Василия Ботылева пришлось  высаживаться в очень укрепленном районе, в самом сердце порта — на пристанях: Старопассажирская, Нефтеналивная, Элеваторная. Группа бойцов батальона штурмом овладела клубом им. Сталина (теперь это клуб портовиков).

На несколько суток это здание превратилось в командный пункт бригады, где обосновался Василий Ботылев. Вот что писали позднее советские газеты. «Занявшим круговую оборону, 37-ми десантников, которые были вместе с Василием Андреевичем, удалось отбить свыше 20 атак противника. К вечеру 10 сентября, когда боеприпасов почти уже не было, немцы подтянули к клубу около 1 000 солдат при поддержке 20 танков. Не имея кроме 1 противотанкового ружья средств для сдерживания натиска, комбат принял решение вызвать на себя огонь нашей артиллерии с противоположного берега Цемесской бухты. Потеряв около 5 танков, немцы отошли. Точность стрельбы артиллерии была настолько высока, что в само здание клуба попало всего несколько снарядов, хотя позиции противника были менее чем в 200 метрах.»

Шесть дней и ночей десантники под командованием Василия Ботылева находились в настоящем аду, но выстояли. 16 сентября советские войска освободили город. А 18 сентября Ботылеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Батяня-комбат прошел через всю войну, уволился в запас в 1956 году. Он был частым гостем в Новороссийске на праздниках, когда отмечали освобождение города.

Подробности: «Сова плюс»

 

 

Добавить комментарий