Штурман дальнего плавания из Новороссийска Ксения Коимчева уверена: «Женщина на судне должна быть безупречна…»

Двадцатипятилетняя  Ксения Коимчева — третий помощник капитана танкера, очень не любит, когда на работе ее называют хорошенькой. Ведь это значит, что на судне в ней видят вовсе не штурмана, а представительницу прекрасного пола, считает она. Женщина на флоте — хорошо это или плохо, выясняла корреспондент газеты «Сова плюс».

Ксения абсолютно точно знала, что ее работа будет связана с морем, уже в шесть лет. Когда она пришла в первый класс, первая учительница попросила учеников нарисовать свою мечту. На рисунке Ксении появился кораблик и на нем капитан. О своем рисунке она забыла очень быстро, как и о мечте.  Вспомнила только после окончания школы – ей передала учительница ту детскую картинку.

Взрослые мысли о профессии штурмана возникли  уже в одиннадцатом классе. Романтики в этом был самый минимум. Большинство выпускников начинают задумываться о том, кем быть, когда надо выбирать экзамены для ЕГЭ. Ксения хорошо знала математику и сразу решила, что пойдет в инженерный вуз. Работа должна быть связана с морем – это тоже было сразу ясно. Ведь не зря же она живет в приморском городе.  Поначалу Ксения предполагала, что будет учиться в питерском университете кораблестроения. Но тут вдруг выяснилось, что в нашу «вышку», Государственный морской университет, разрешили принимать девушек на плавательные специальности. Ксения сразу же поняла, что подаст документы на специальность судовождение.

— Родители, конечно же, пытались отговаривать, но они знают, что, если я приняла решение, то переубедить меня очень сложно, — рассказывает Ксения. – К тому же они увидели, что учеба дается мне легко. Я им сразу объяснила, что учусь не для того, чтобы устроиться где-то на берегу, а для того, чтобы ходить в рейсы.  Это интересно и деньги приносит.

После второго курса пришла пора устраиваться на плавпрактику. Если бы Ксения только знала, что парни, ее однокурсники, начинают за полгода обходить крюинговые компании, ищут вакансии кадетов, то бишь, стажеров, записываются заранее на собеседования с представителями судовладельца… Но девушка ничего этого не знала, поэтому отправилась фактически на удачу в одну очень солидную фирму, которая комплектует экипажи для судов.

— Я зашла в офис, вижу:  там сидят разные люди, — вспоминает Ксения. –  Один мне показался начальником. Подошла к нему, представилась, сказала, что хочу уйти на практику. Оказалось, что передо мной капитан-наставник, человек, от которого многое зависит в карьере начинающего судоводителя. Тогда Тимофей Иванович Пронченок показал мне список всех курсантов, желающих пройти практику в этой компании. В нем было огромное количество фамилий! И выяснилось, что собеседование уже завтра. А он предложил мне его пройти в этот же день. Конечно, я согласилась. Думаю, если бы я готовилась, то ответила бы лучше на заданные вопросы. Но меня взяли.

Многие однокурсники Ксении были удивлены, что девушка попала в такую престижную компанию. Еще больше удивлялся старпом танкера, куда она пошла кадетом. Ей сразу стало ясно, что теория очень отличается от практики. Поэтому к старшему помощнику капитана она подходила по десять раз в день и задавала вопросы по работе, узнавала о каждой операции.  Училась днем и ночью на практике…

Именно тогда она поняла, что должна знать свое дело, как никакой другой мужчина на этой должности. Потому, что на судне мужчине извинят какую-то погрешность в работе. А ей не простят ни единого промаха. Будет малейшая ошибка с ее стороны – она услышит в лицо, что «надо дома оставаться и борщи варить…» Эту аксиому Ксения вывела за те пять лет, которые ходит в рейсы.

— Так все-таки женщина на корабле к добру? – спрашиваю у моей собеседницы.

—  Ученые давно установили, что во многих областях женщины более старательны и требовательны к себе,  нежели мужчины. Флот тоже не исключение. Но предрассудки никуда не уходят, как будто мы живем в средневековье каком-то. Конечно же, женщины на судне работают. Но когда они повара или буфетчицы, то это считается нормальным. А вот если ты штурман, то порой приходится несладко…

Одно из предубеждений мужского экипажа против женщины на судне в том, что большинство окружающих считает, что Ксения пошла в море, чтобы найти мужа. Но она-то замужем за своим однокурсником. Игорь — тоже штурман, и его тоже по нескольку месяцев не бывает дома. Ксения уверена, что ее любимый человек самый надежный в мире. Главное, о чем они договорились, — доверять друг другу и не слушать никаких сплетен.  А эти сплетни, разговоры за спиной могут рождаться запросто, если ты далеко от своей второй половины.

Вообще моральный климат, как говорится, на судне  зависит только от капитана, который отвечает за комфорт и безопасность всех членов экипажа. Ксения с большой благодарностью вспоминает капитана Доценко. Тогда она пошла в свой первый рейс вахтенным помощником капитана. Владимир Анатольевич оказался удивительным руководителем. Экипажу объяснил: да, с нами в рейс идет девушка, но она наш работник, новый четвертый помощник, к ней надо относиться как к офицеру. Он поговорил на эту тему лично с каждым на судне. И первая вахта, связанная с грузовыми операциями, прошла в очень доброжелательной обстановке. Весь рейс был легким. Ксения чувствовала поддержку.

Но был и другой капитан, который оказался просто  шокирован, когда в качестве штурмана прислали Ксению. И что же он сделал? Запретил всему экипажу общаться с ней кроме как по работе. Любому, кто нарушит этот запрет, грозили неприятности.

— Представляете, несколько месяцев я была как немая, — вспоминает Ксения. – Отстояла вахту – и в каюту. Никто тебе не скажет «привет», не спросит, как дела, как здоровье. Но я сказала себе, что выдержу. Но такой рейс — скорее исключение из правил.

Обычно глава экипажа – более адекватный человек, которому, может, и не очень нравится, что штурман – двадцатипятилетняя девочка, но он хотя бы палок в колеса не ставит.  И  в таком случае только от Ксении зависит, как сложатся ее отношения с мужским коллективом.

Месяца два уходит на то, чтобы окружающие поняли: она прежде всего помощник капитана. Общаться с ней можно,  а делать неприличные намеки, вести себя развязно нельзя. Когда вечером в перерыве между вахтами ей звонят матросы и приглашают на чашечку чая , она строго и сдержанно сообщает, что у нее сейчас время отдыха. Чересчур любопытному коллеге, расспрашивающему о личной жизни, напомнит, что и у него дома осталась семья.

Ксения многое себе не разрешает. Ни в коем случае нельзя остаться наедине с кем-то из представителей противоположного пола даже на минуту, даже в кают-компании. Иначе пойдут разговоры. В иностранном порту она боится сходить одна на берег. Но и отправиться на прогулку в компании мужчин тоже непозволительно. Это будет поводом для сплетен.

— Ксения, ну, зачем тебе все это надо? – недоумеваю я. – Ты же должна получать удовольствие от жизни, а не постоянно контролировать себя даже в мелочах…

— Да, ведь моя работа для меня самая интересная!  А выстраивание отношений с экипажем – один из ее этапов.  Обычно мне удается правильно построить общение с окружающими меня мужчинами, и все потом налаживается.  Бывает так, что на мостик, где я несу вахту, с чашечкой кофе приходят и другие офицеры и матросы, чтобы просто поговорить.  Темы у нас самые разные – машины, мопеды, конечно же, пароходы. Я для экипажа главный консультант по женским подаркам, всегда посоветую, как выбрать косметику или одежду для жены, дочери, мамы… Чтобы вести разговор со своими коллегами, приходится много читать о кино, музыке, художниках, быть  интересной для них.  Очень часто они отвечают мне взаимностью. Бывалые моряки рассказывают разные истории из жизни. Люблю их послушать. А еще все окружающие знают, что мне нравится наблюдать за морскими животными.  Так, боцман однажды специально для меня рыбой приманил к борту танкера большущую четырехметровую акулу…

Ксения не понимает, почему некоторые моряки считают, что в рейсе бывает скучно. У нее все наоборот. У настоящего штурмана всегда есть работа, которую не назовешь рутиной. Вот сейчас она готовится к новому рейсу и уже распланировала его. В первые несколько недель надо будет знакомиться с приборами и оборудованием судна, потом  — работа с документацией.  Важно с капитаном  найти общий язык, понять его требования.

То, что  происходит на море, никогда не дает унывать, уверена Ксения. Это для непосвященных волны красивы, своевольны, высоки. А штурман, когда смотрит за борт, думает о скорости течения и направлении ветра. И на звезды у помощника капитана тоже находится время.  Ведь во время океанских переходов периодически положено производить астрономическую обсервацию – определять место положения судна по небесным светилам. Разве это не интересно? Разве такое надоест? Шевелить мозгами надо каждый день, и это очень здорово.

Светлана Александрова.

 

Добавить комментарий