Новороссийцы вместо казармы выбрали этажи милосердия

Когда пришла повестка из военкомата трое парней отказались от автоматов, кирзовых сапог и одного года жизни в казарме. Никита Устименко, Михаил Дроздов, Владислав Левицкий выбрали альтернативную службу, рассказывает газета «Сова плюс». По религиозным убеждениям они не стали  брать в руки оружие. Год и девять месяцев они должны будут отработать в Новороссийском доме-интернате для инвалидов и престарелых.

Никиту и Михаила взяли на должность санитаров, Влад – грузчик. Все трое закончили колледж, двое по профессии автомеханики. Никита выучился на строителя. Они были готовы после учебы к не самой приятной работе. «Альтернативщиков» еще , к примеру, берут на Почту России. А тут оказалось совсем другое.

— Мы из обычного мира попали в мир пожилых больных, беспомощных людей… — рассказывает о первом впечатлении Михаил. – А еще в первые месяцы моей работы друг за другом умерли несколько постояльцев дома-интерната. Теоретически меня смерть не страшит. Мы –то знаем, что жизнь на этом не заканчивается. Но я впервые соприкоснулся с покойниками. Надо было помогать их достойно проводить, выполнять разные поручения, связанные с похоронами.

Ребят направили работать на так называемые этажи милосердия. Там живут лежачие, те, кто не может себя обслуживать. Бабушек и дедушек зачастую надо кормить с ложечки, менять подгузники, выносить судно. Представьте себе современных молодых людей, которые будут это безропотно делать  несколько месяцев подряд!!!

— Меня однажды попросили помочь транспортировать новенького дедушку в карантин, — вспоминает Влад. – Его привезли на коляске. И такой от него шел запах на три километра! Фу. Это было что-то. Санитары попросили его раздеть перед тем, как отправить в ванную комнату. От грязи у него на коже были раны. Старичок сказал, что он не мылся два года. За ним некому было ухаживать. Но даже после мытья  этот запах исчез не сразу. Поэтому того дедушку я долго не забуду.

Конечно же, со временем привыкаешь ко всему. Хотя, трудно бывает привыкнуть к ворчанию некоторых постояльцев дома-интерната – не так посадил, не так чашку подал. Иные и крепкое словцо вслед пошлют.

— Я говорю себе каждое утро: это работа, иду на работу,- делится Никита Устименко. – Кто-то должен все это делать. Но ведь есть и хорошее во всем. Есть пожилые люди, у которых хочется научиться жить. Вот, к примеру, одна бабушка, у которой больные руки трясутся, пальцы скрюченные, вяжет, причем с таким удовольствием.   Говорит, при артрите доктор рекомендовал. А другая бабушка, которой восемьдесят с хвостиком каждый день не просто выходит на прогулку, она еще и выглядит безукоризненно. И причесана, и подкрашена, никакого халата, одета не по-домашнему. Я ей как-то комплимент сделал, мол, как вы здорово выглядите! Так бабушка и для моей жены советы передала, какой косметикой надо пользоваться.

Здесь в доме-интернате парни столкнулись с тем, что называется мудростью жизни. Альтернативная служба – это здорово, уверены все трое. Во-первых, ты дома и каждый день видишь родных. Во-вторых, идет зарплата. Чистыми примерно девять тысяч выходит. Холостому парню вроде как карманные деньги, семейному на это, конечно, не прожить, но все-таки хоть что-то. В-третьих, им благодарны жильцы интерната.

— Когда ты выслушаешь человека про всю его жизнь, он тебе сто раз спасибо скажет, — делится Влад Левицкий. – За любую мелочь может благодарить. Мне одна бабушка чуть ли руки не целовала за то, что я ей антенну от телевизора переставил.

Добавить комментарий