Стали известны подробности об одном из бывших хозяев «Новоросцемента»

Журнал «Forbes» в рубрике «Миллиардеры» опубликовал материал об одном из самых скрытных участников списка Forbes, который хорошо знаком новороссийцам. Олег Бурлаков еще несколько лет назад часто бывал в нашем городе.
Олег Бурлаков, пишет в своем материале Сергей Титов, до перестройки занимался секретными военными проектами, сколотил капитал в 90-е, пережил корпоративные войны 2000-х и продал бизнес в 2010-е. Сейчас таинственный бизнесмен, с которым удалось пообщаться Forbes, строит яхту на альтернативной энергии.

Олег Бурлаков F 150 (№150 в списке Forbes, состояние — $650 млн), свою 106-метровую лодку Black Pearl он строит уже более 10 лет. Это вторая встреча корреспондента Forbes с Бурлаковым, который избегает публичности и настолько привык к конспирации, что во время первой встречи в Москве два часа выдавал себя за своего помощника, и только официант ресторана невольно разоблачил его, обратившись по имени-отчеству. Сфотографироваться для статьи Бурлаков категорически отказался, но рассказал некоторые подробности своего прошлого и поделился планами на будущее.
О 68-летнем Бурлакове практически ничего не известно.
В ноябре 1993 года представитель «Альфа-Капитала» приехал на чековый аукцион по продаже акций крупнейшего в стране цементного предприятия «Новоросцемент», но был вынужден топтаться у входа с сумкой, набитой ваучерами, так как охрана не пустила его даже на порог. Проникнуть внутрь сотруднику «Альфа-Капитала» удалось только после вмешательства главы компании Андрея Косогова.

Еще одним участником того аукциона был «Совинтерфранс». К тому времени президент СП Олег Бурлаков смог заручиться поддержкой гендиректора «Новоросцемента» Леонида Ясуда и считался основным претендентом на предприятие. На том аукционе по продаже 24,5% предприятия «Альфа-Капиталу» удалось получить достаточно крупный пакет «Новоросцемента» (около 10%), но и Бурлаков, купивший меньший пакет, был настроен решительно.
В цементном бизнесе Бурлаков, по его словам, оказался вынужденно: «Было как после войны, везде коллапс». Цемент был нужен для строек «Совинтерфранса» и цементирования нефтяных скважин в Нижневартовске, где у Бурлакова был бизнес по добыче нефти. Чтобы контролировать процесс и получить гарантированные поставки, Бурлаков с партнерами решил купить Белгородский цементный завод, с которым сотрудничал «Совинтерфранс». Осенью 1991 года «Белгородцемент» был акционирован, а спустя год завод мощностью 2,4 млн т цемента перешел под контроль Бурлакова и партнеров. Новые акционеры вложили в предприятие $500 000, рассказывал тогдашний гендиректор «Белгородцемента» Анатолий Литвин. В 1990-е стоимость цементных активов исчислялась сотнями тысяч долларов, вспоминает управляющий партнер исследовательского центра СМ ПРО Владимир Гузь: «На сегодняшнюю московскую квартиру можно было купить пару цементных заводов». После покупки «Белгородцемента» Бурлаков задумался об увеличении доли рынка: «Если ты маленький производитель, то тебя удушат». Приватизация «Новоросцемента» оказалась кстати.

«Новоросцемент» был самым привлекательным цементным активом в России, считает Гузь. Предприятие объединяло три завода общей мощностью более 4 млн т цемента в год и экспортировало около 1 млн т. У завода было уникальное местоположение — он фактически стоял в Новороссийском морском торговом порту.
За актив разгорелась нешуточная борьба. «Альфа-Капитал» создал СП «Альфа-цемент», куда привлек швейцарский цементный холдинг Holderbank и влиятельного предпринимателя, бывшего гендиректора «Горнозаводскцемента» Семена Харифа.
Бурлаков тоже не бездействовал и наладил контакт с главой Краснодарского края Николаем Егоровым, в 1996 году возглавившим администрацию президента Бориса Ельцина.

Не последнюю роль в этом знакомстве сыграли близкие связи обоих с силовиками, отмечает бывший топ-менеджер «Альфа-цемента».
Помощь Егорова могла пригодиться на втором аукционе по продаже 25,5% «Новоросцемента», который организовывал фонд имущества Краснодарского края. Было и сражение за акции трудового коллектива, и тут победу Бурлакову мог обеспечить Ясуд, уверены участники тех событий. В итоге Бурлаков с партнерами собрал контрольный пакет предприятия. Противники считали Ясуда несговорчивым «красным директором», но на «Новоросцементе» его называли «дядя Леня». «Авторитет Ясуда был непререкаем», — вспоминает его бывший подчиненный. Симпатию к Бурлакову Ясуда участники событий объясняют тем, что «Альфа-цемент», получив контроль, сменил бы и гендиректора. Уверенность в этом крепла и оттого, что Ясуд не ладил с Харифом, отмечает их знакомый. Бурлаков же пообещал Ясуду сохранить за ним должность. «Альфа-Капитал» вышел из игры и в 2000 году продал Holderbank свою долю в «Новоросцементе» (31,7%), по оценкам, за $15 млн. В 2003 году Бурлаков с партнерами выкупили пакет Holderbank и одновременно продали «Белгородцемент» «Интеко» Елены Батуриной.

Последние числа января 2004 года греческая баржа «Анна» провела на рейде у Новороссийского морского торгового порта. В ожидании загрузки цемента судно проболталось там почти неделю, хотя обычно операция занимала не более суток. Простой объяснялся ремонтом единственного цементного пирса, который затеяла администрация порта. Затем последовал запрет на въезд автотранспорта для отгрузки цемента со склада «Новоросцемента», находившегося на территории порта. Ясуд оценил потенциальные убытки от таких действий в 200 млн рублей.
Портовики хотели использовать цементный пирс под погрузку других товаров и заполучить площадку «Новоросцемента». Конфликт, который то затухал, то разгорался, продлился несколько лет. За это время контроль над портом получили миллиардеры Александр Скоробогатько и Александр Пономаренко. Но Бурлаков не собирался уступать. Для обеспечения «прикрытия» Бурлаков пригласил «авторитетного человека», вспоминает бывший топ-менеджер «Новоросцемента». С 2004 по 2006 год в правление «Новоросцемента» входил друг юности Владимира Путина Виктор Хмарин.
На встрече с владельцами НМТП Бурлаков заявил: «Хотите склад — покупайте весь «Новоросцемент». Все вместе посмеялись, вспоминает участник тех переговоров. Смех смехом, но Скоробогатько и Пономаренко всерьез рассматривали покупку «Новоросцемента», отмечает близкий к ним источник. Бурлаков тоже не шутил — он готовился к операции на сердце и действительно выставил актив на продажу. Правда, цена Бурлакова показалась владельцам порта завышенной. Но вскоре нашелся более сговорчивый покупатель.

В 2006 году Лев Кветной продал Алишеру Усманову и Андрею Скочу доли в совместных металлургических активах, по оценкам, за $1,5 млрд. В этот момент миллиардеру и подвернулся «Новоросцемент». Сыграли свою роль и связи, отмечает знакомый Бурлакова, давний соратник Кветного Владимир Самарин — в прошлом высокопоставленный офицер спецслужб. Бывший сотрудник «Новоросцемента» и один из претендентов на актив говорят, что сумма сделки составила $1,2 млрд. Бурлаков утверждает, что лично ему принадлежало тогда около 25% предприятия. За свою долю бизнесмен мог выручить около $300 млн. Как он распорядился этими средствами?

Добавить комментарий